Advertisement
Рубрики

Подписаться на рассылку

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Архивы


АРОМАТЕРАПИЯ. БАЗОВЫЙ КУРС
загрузка...

ЕВЕНИЯ НЫРКОВА: Я еще получу свое!


ОНА ЗАНЯЛА ВТОРОЕ МЕСТО НА ПЕРВОМ РОССИЙСКОМ ШОУ «АДСКАЯ КУХНЯ». КУЛИНАРНЫЙ ТАЛАНТ СТАЛ ЕЕ ПРОФЕССИЕЙ НЕОЖИДАННО — ПО ОБРАЗОВАНИЮ ЕВГЕНИЯ НЫРКОВА (25) ЭКОНОМИСТ. ДАЛЬШЕ ВСЕ КАК В КИНО. С ТЕМ ОТЛИЧИЕМ, ЧТО ВСЕ ЕЙ ДАВАЛОСЬ В ПРЯМОМ СМЫСЛЕ СЛОВА ПОТОМ И КРОВЬЮ СТЕРТЫХ НА ТЕЛЕШОУ ПАЛЬЦЕВ.
C призом за второе место (им стало обучение в кулинарной академии в любой стране мира) Евгения почти определилась, к учебе планирует приступить в конце лета. Работать начи­нает в одном из ресторанов Москвы. Ну а встретились мы в ее родном Таллинне, когда Женя приехала в отпуск.

Главный вопрос, которым задают­ся многие: что шоу «Адская кухня» дало участникам – помимо, понятно, известности и призов — как поварам, как профессионалам?
— Честно говоря, я не знала, на что шла, и поначалу для меня это было игрой: хотелось чего-то некого в жизни. Что мне дало шоу? Я стала более целе­устремленной, выдержанной, уверен­ной в своих силах и возможностях.
Если раньше какая-то ситуация мог­ла вывести меня из себя, то сейчас я научилась сдерживать эмоции. В обще­нии стала более спокойной, меньше обращаю внимания на предрассудки, глупость некоторых людей. Но, честно говоря, нервы после проекта пошат­нулись. Борюсь теперь со своим сном — постоянно мучает бессонница.
Думаю, шоу было проверкой самой себя. Обычно на кухне каждый отвечает за свой участок: кто-то стоит на холод­ном цеху, кто-то на горячем. Быть поваром-универсалом умеет далеко не каж­дый, в основном только шеф-повара и су-шефы. На шоу же нужно было уметь делать все и в любой момент перейти на любую позицию.
Но у вас как раз был опыт работы на разных позициях и су-шефом в ресторане в Воронеже.
— Да, в Воронеже была смена в 13-15 поваров, все мужчины, ты одна женщи­на, да еще и руководишь, все что-то от тебя требуют, иногда пытаются оскор­бить, каждый показывает свои характер, к каждому нужно найти свой подход. В конфликтной ситуации я уходила, пере­жидала, обдумывала, что сказать, чтобы не сделать глупости. Потом вызывала человека один на один поговорить и вы­явить проблему.
Вообще это очень тяжело: во-первых, это же мужчины, во-вторых, повара, а мужчины-повара — отдельный случай. На кухне всегда присутствует жесткость и мат, там не до препирательств.
Значит, в реальных ресторанах все так и есть, как на «Адской кухне»?
— Да, только обслуживание проис­ходит не в такой нервной обстановке, когда на тебя постоянно давят, и без вы­брасывания блюд вместе с тарелкой, и без ежеминутных оскорблений в твой адрес.

(ШЕФ-)ПОВАРОМ НУЖНО РОДИТЬСЯ
Для вас профессия повара стала второй. А что для су-шефа и шеф-по­вара важнее — профессиональное об­разование или талант?
— Не может любой человек прийти на кухню и стать хорошим поваром, им нужно родиться. Что касается меня, то я не собиралась быть поваром. Хотя готовила — чуть ли не единственная из всех своих знакомых ровесниц и подруг — с 13 лет: то блины испеку, то пирог. Когда профессионально занималась спортом, постоянно приносила на тре­нировки торты, пироги.
Получила экономическое образова­ние. Но работы не стало, а нужно было платить за квартиру и на что-то жить. Пошла в ресторан «Zebra», показала, как умею делать суши, и осталась рабо­тать.
Потом закончила трехмесячные по­варские курсы и пошла на практику. Предложили ресторан «Muuseum», но я посмотрела их меню — обычное, не было ничего интересного для меня. И поскольку неизвестно было, появится ли еще когда-нибудь возможность по­практиковаться в хорошем ресторане, сама выбрала «Korsaar». Позвонила: яко­бы учительница сказала, что я должна прийти к ним. Потом выяснилось, что они ждали на практику другую девочку, но повара в итоге выбрали и оставили меня. После практики стала помощни­ком повара, поваром. Позже владельцы открыли ресторан в Воронеже, поехала туда, стала су-шефом.
Я ничего не получала даром, все, что у меня есть, заработала своим трудом. Мама мне никогда не давала слабин­ки, говорила: хочешь чего-то добиться добивайся сама, никогда не сдавайся.

НА ШОУ ВСЕ БЫЛО СДЕЛАНО ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ТЫ УБИЛСЯ И НЕ ВОЗВРАЩАЛСЯ
— Что самое сложное на кухне — создать команду, продумать рецепты или добиться того, чтобы блюдо всег­да было именно таким, каким долж­но быть?

— Самое трудное, что может быть, это создать команду. Если есть хорошая команда, никогда не будет проблем ни с рецептурой, ни с подачей блюда, ни с тем, кто убирает на кухне и т.д. Нельзя готовить, когда плохое настроение или нервозная обстановка. Все получается не так.

Какими были мысли и эмоции, ког­да стало ясно, что в «Адской кухне» победил Семен Колесников, а вы ста­ли второй?
— Я почувствовала себя самой счаст­ливой на свете! Считаю, что свое еще получу. На тот момент Семен был до­стойнее, я уже начала сдаваться. Он хороший повар и хороший человек, мы дружим и по сей день.
Ив оригинальном американском шоу Hells Kitchen финалистками и победителями нередко становятся женщины. Почему в реальной жизни так мало женщин шеф-поваров?
— Нужна большая выдержка. И если выкладываешься на все сто процентов, то это нечеловечески трудно: постоянно стоять на ногах по 17 часов в день и вы­полнять всю ту же работу, что и мужчи­ны, без каких-либо поблажек. Любая ли женщина на это способна?
Ящики тяжелые таскать приходится. Полы мыть после работы. На «Адской кухне» мы еще и посуду мыли вручную — огромные бадьи, сковороды. В ресто­ранах для этого есть посудомойка. Но на шоу все было сделано для того, что­бы усложнить задачу, чтобы ты убился прямо на проекте и больше не возвра­щался (смеется).
Возникали ситуации, когда хотелось кричать и визжать, снять китель, ска­зать, что мне ничего не надо, и уйти домой. Нужно было приложить нечело­веческие усилия, чтобы что-то там полу­чить. То, что показывают по телевизору, — это лишь 60 процентов, остальные 40 процентов остались за кадром…

ЕВРОПЕЙСКАЯ КУХНЯ И РОССИЙСКИЕ СТАНДАРТЫ
— А научились ли вы чему-то на «Ад­ской кухне»? Было ли интересно с точки зрении творчества?
— Творчеству меня не научили. При­ходилось все время подстраиваться под вкус судей. Это происходило подсозна­тельно. Все-таки европейская кухня и российские стандарты несколько раз­ные. Например, все мы знаем, насколь­ко разнообразна и богата русская кухня, а я дома готовлю такую пищу крайне редко, так как живу одна и порадовать обычно некого. Потому я привыкла к высокой ресторанной кухне.
И когда подстраиваешься под чужое мнение, редко что-то получается. Твор­ческий человек должен исходить только из своих творческих позывов. У меня под конец шоу — впервые в жизни — не было уже никаких творческих идей. Во­обще ничего не было. Не было никаких мыслей, я стала забывать элементарные вещи, что и как делать.
Ну представьте: полтора месяца спать по три часа, каждый день пахать как лошадь. Иногда стоишь на кухне, голова кругом, кажется, сознание теря­ешь…
— В ваших планах открыть собствен­ный ресторан?
— Да, но это будет через четыре-пять лет, я реально оцениваю свои возможно­сти. Думаю, мой ресторан будет в одной из жарких стран. Мне там нравится: ат­мосфера спокойствия и идеальной жиз­ни. Конечно, год-два придется там по­жить, чтобы поставить бизнес на ноги, а потом назначу хорошего шеф-повара и буду лишь приезжать и проверять.

О САЛАТАХ И СОРБЕ
Как вам, повару, удается поддержи­вать стройную фигуру?
— Это трудно. Приходишь на кухню, открываешь холодильник, а там столько еды и все такое вкусное… Иногда сры­ваюсь, особенно в отпуске.
Раньше очень любила шоколад, в один присест запросто могла съесть большую шоколадку целиком. Поняла, что нужно полностью отказаться, есть его мало я не могу. И дала себе установ­ку: шоколад не люблю и есть больше не буду. После этого похудела сразу на два килограмма. Осталось отказаться от любимого печенья и хлебо-булочных изделий. Но как?!
Лет шесть-семь не ем мяса. Пробую, но не ем. Считаю, что тяжелое мясо — баранина, свинина тоже дает лишний вес. Отварная курица то, что нужно.
Мне кажется, для женщин хороши салаты. Допустим, греческий. Или са­мой можно придумать: скажем, взяла рукколу или салат айсберг, нащипала, добавила поджаренных креветок с чес­ноком и розмарином, черри-помидоров, дольки клубники, кедровые орешки и заправила оливковым маслом и бальза­мическим уксусом — главное, чтобы кра­сиво выглядело, тогда это обязательно будет вкусно.
На десерт я покупаю, например, фи­ники. Их можно раздробить, смешать с медом, орехами — и получаются кон­феты. Орехи очень калорийные, но по­лезные, их иногда тоже можно поесть. Можно делать фруктовые коктейли и сорбе. Измельчить ягоды в блендере, добавить немного глюкозного сиропа, размешать и отправить в морозилку. И каждые два часа помешивать, чтобы сорбе не кристаллизовалось. Его мож­но есть сколько хочешь. И это полезно. Всегда можно найти вариант. Столько еды можно сделать вкусной! Фантази­руйте, и у вас все получится!
в какой таллиннский ресторан, по-вашему, стоит заглянугь за тем, что уже приготовлено?
— Мне нравится ресторан «Paul» в Виймси. Сама идея — сидишь на веранде под пледом, в руках бокал белого вина, ешь вкусную рыбу с гриля, на столе го­рит свеча, ты любуешься морем. Роман­тика! Еще «Korsaar» — и не потому, что я там работала, — тематика интересная, морской стиль. Но вообще у нас, на мой взгляд, слишком много ресторанов: город сосредоточен на туристах.

Подписка на рассылку

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Оставить комментарий