Advertisement
Рубрики

Подписаться на рассылку

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Архивы


АРОМАТЕРАПИЯ. БАЗОВЫЙ КУРС
загрузка...

Границы для любви

Границы для любви
МАМА ДАЛА ТЕБЕ ЖИЗНЬ, МАМА КОРМИЛА И РАСТИЛА ТЕБЯ. ЭТО ДАЕТ ЕЙ ПРАВО УЧАСТВОВАТЬ В ТВОЕЙ ЖИЗНИ. НО ГДЕ-ТО ЕСТЬ И ГРАНИЦА, КОТОРУЮ ДАЖЕ МАМЕ ПЕРЕХОДИТЬ НЕ СЛЕДУЕТ.
Не помню, когда именно в моей голове поселилась четкая мысль: «ВСЕ родители портят жизнь своим детям». Это помогло мне не судить себя и других слишком стро­го. С возрастом я поняла, что человек взрослеет тогда, когда начинает при­знавать за своими родителями право на ошибки, причем это вовсе не мешает любить и уважать их.
Родители — тоже чьи-то дети. К тому же еще и дети своего времени. Они ду­мают, ведут себя и поступают в соответ­ствии со своим жизненным опытом и знаниями. Но мое сочувствие и понима­ние отнюдь не распространяются на тех родителей, которые не умеют увидеть, что ребенок вырос, повзрослел и стал вполне самостоятельной личностью. С ним обращаются как с неразумным мла­денцем, даже когда «дитятко» давно об­завелось своей семьей, а то и подходит к пенсионному возрасту.

ПОСМЕЕМСЯ ВМЕСТЕ?
Одна из моих коллег, симпатичная ухо­женная дама примерно 60 лет, прекрас­ная собеседница, театралка и любитель­ница путешествий, всегда вызывала во мне легкое ощущение «белой зависти». Мне очень хотелось бы в ее годы выгля­деть и чувствовать себя так же. Но чем дальше, тем больше я удивляюсь, как ей удается сохранять свою жизнерадост­ность и энергичность. Дело в том, что однажды мне довелось стать свидетель­ницей визита к нам в офис ее матушки.
Позже мне рассказали, что и она в свое время работала здесь. И была, как и дочь, на хорошем счету. Так что ее но­стальгические визиты вполне понятны и даже милы. Мама, как и дочка, выгля­дит моложе своих лет, хорошо одевается и тщательно следит за собой. Словом, очаровательная пожилая леди.
Но, боже мой, как эта подтянутая ста­рушка разговаривала со своей немоло­дой дочкой! В присутствии нескольких сотрудников она отчитывала ее, словно глупую девчонку, буквально тыкала но­сом в какие-то недочеты и промахи. И бедная дочка (напомним, предпенсион­ного возраста), заливаясь краской, все ниже опускала голову. А мать, острая на язык, еще и подшучивала, обращаясь к присутствующим, как бы приглашая их посмеяться вместе.
Смотреть и слушать это было нестер­пимо. Но от растерянности я не могла подобрать нужных слов, чтобы как-то вмешаться и прекратить этот монолог. Когда матушка умолкла, дочь выскользнула из кабинета и примерно полчаса не выходила из нашей маленькой кухни. Вроде бы чай готовила.
По дороге домой я, вспомнив эпи­зод. гадала, что это было? Плохой день у старушки? Такое странное чувство юмора? Или все же длящийся шестое десятилетне тотальный террор?

НАПОМИНАНИЕ О ЮНОСТИ
Постепенно картина вырисовывалась. Матушка, оказывается, не отказывала себе в удовольствии звонить на работу и давать дочери ценные указания, а то и устраивать разносы. Коллега, привык­нув ко мне, уже не стеснялась своих слез после очередного звонка. Я узнала, что в свое время семья отказалась под­держать выбор дочери в плане высшего образования и не по­могала ей материаль­но в годы учебы.
Потом матушке не понравился дочкин жених. А когда дочь вышла таки замуж за любимого челове­ка и у них родился малыш, бабушка от­казывалась хотя бы изредка посидеть с внуком именно пото­му, что это «сын не­достойного зятя». В конечном итоге она все же разбила моло­дую семью и по сей день уверена, что по­ступила правильно.
Что меня бесконечно изумляет в моей коллеге, так это ее незлопамятность, способность принимать жизнь такой, какая есть, не осуждать, не сердиться, быстро отходить после тяжелого разго­вора, переключаясь на более приятные темы.
Возможно, я не приняла бы эту исто­рию так близко к сердцу, если бы она не напомнила мне о моем собственном детстве и юности.

КАК ТЕБЕ НЕ СТЫДНО!?
Все родители желают своим детям толь­ко добра. Моя мама — не исключение. Со временем я это поняла. Но к концу средней школы ей удалось слепить из меня довольно жалкое существо. Мое чувство ответственности, мое подчине­ние каждому ее слову приобретали уже гротескный характер.
Она могла позвонить мне в любой момент, когда ей казалось, что она одинока и заброшена, что неважно себя чувствует. И я сломя голову мчалась до­мой. Я не смела пойти на день рождения к подружке, не говоря уж про школьный праздник, потому что мама начинала рыдать в коридоре, громко обещая по­кончить с собой, раз уж она никому все равно не нужна.
При этом она считала необходимым постоянно меня «подвергать конструк­тивной критике», чтобы я выросла «пра­вильным человеком». В результате я ощущала себя каким-то производствен­ным браком, моя самооценка была ниже плинтуса. Постепенно я уверилась, что у меня нет и быть не может никого, кро­ме мамы. Ведь любить такое жалкое создание никто другой не будет!
Мама, кстати, обожала рассуждать на тему моей внеш­ности. Она горько сожалела, что гены красавца-отца со­вершенно не прояви­лись во мне, что всю жизнь мне, бедной дурнушке, придется рассчитывать только на свой разум: «С твоей внешностью удачи ждать не при­ходится, да и карье­ры не сделаешь». Представляете, как это вдохновляло де­вочку-подростка?
Вспоминается мне и слет всей на­шей родни. Стали готовиться к обшей фотографии. И тут моя мама панически стала переставлять людей, чтобы закрыть меня как можно больше. Схватив за широкие плечи мо­лодого родственника, она поставила его передо мной: «Так будет лучше. Голо­ву видно, а тело нет. Никто не заметит, какая ты толстая!». Причем все это го­ворилось громким голосом, чтобы все слышали.
Вот тогда первый раз во мне, 17-летней девушке, вскипел дикий гнев. Не обида ребенка, которого за что-то уко­ряет мама, а ненависть к злобной тетке, позволяющей себе под маской «мате­ринской заботы» настоящий психиче­ский террор. Я готова была ее ударить. Но, приученная к безоговорочному под­чинению, смолчала и на зтот раз…

ПЛОХАЯ ПАМЯТЬ
Я взрослела, что сильно раздражало маму. Она желала по-прежнему все контролировать, все обо мне знать. Для этого регулярно шарила в моих вещах. Вести дневник, как делали это многие девочки, я не могла. Мама быстро его обнаружила, разумеется, стала читать все мои записи и даже не смогла удер­жать это в тайне от меня.
Довольно быстро устроила скандал на тему «Мне стыдно за твои непотреб­ные мысли». Я попробовала было воз­разить, ведь эти записи вовсе не для нее делались. В ответ прозвучал ее класси­ческий аргумент: «Моя мать даже мои трусы проверяла!».
Сегодня мама уже не может запу­гать меня или вывести из себя. Но для этого мне пришлось много над собой работать. Хорошо, что у меня все же по­явились друзья и их семьи, где я время от времени могла быть сама собой. Это помогло мне сохраниться как личности.
Меня пугает, как много подобных историй происходит вокруг. Пусть даже не в столь утрированной форме. Я то и дело слышу, что родители упрекают взрослых детей: не на той женился, не ту выбрал профессию, рано забереме­нела или, наоборот, все еще не родила, что не так воспитывают детей… Неуже­ли мы так плохо помним свое детство и юность?

загрузка…

ГДЕ ЖЕ ВЫХОД?
Говорят, в таких случаях разумнее всего дистанцироваться от подобной матуш­ки. Надо изменить привычный алго­ритм отношений. Иногда это приходит­ся делать довольно резко. По себе знаю, как это трудно. Вбитое в тебя с раннего детства чувство вины, ответственности, страх, наконец, лишают реши­мости. Ведь тебе совсем не хочется быть «сквер­ным ребенком»! Ведь перед мамой, давшей нам жизнь, мы в вечном долгу.
С другой стороны, дистанция позволяет нам изменить точку зрения, взглянуть на поведение матери под другим углом, с пози­ции взрослого человека. Тогда можно понять, что твоей мамой была просто несчастная женщина, не умеющая справиться со своими обязанностями. Да, намерения у нее были самые благие, но ими, как известно, вымощена дорога отнюдь не в райские кущи, а в ад.
Размышляя над известными мне историями материнского террора., именуемого любовью, я стала луч­ше понимать библейскую притчу о решении Соломона. Вы, наверное, помните, как предстали пред мудрыми очами царя две женщины, претендую­щие на одного ребенка. Каждая утверж­дала, что это ее любимый сыночек. Послушал Соломон женские вопли, по­смотрел на просительниц, готовых вце­питься в волосы друг другу, да и велел разрубить мальчика по­полам. Пусть, мол, каж­дой достанется равная половина.
Вот тут и пала царю в ноги одна из женщин: «Не надо! Не рубите! Пусть уж лучше он ей достанется, но целый и невредимый!». Так опре­делил Соломон, кто ис­тинная мать мальчика.
Высшая любовь и мудрость матери — ра­доваться тому, что дети живы и здоровы, а еще лучше — счастливы. Но если выпала недобрая участь, если судьба определила вам в матери жен­щину, которая не готова отпустить свое дитя, хочет вечно держать при себе из эгоистических побуждений, придется «искать Соломона» в себе.
Пусть мудрый внутренний голос под­скажет вам неизбежное решение. Пото­му что теперь, когда вы уже взрослый человек, за свою жизнь отвечаете вы и только вы.

СОХРАНИТЬ МИР В ДУШЕ
Близкие люди могут обидеть больнее, чем чужой человек. Как быть в таком случае? Тем более если обидчик своей вины не чувствует и ситуацию менять не намерен. Постарайтесь отнестись к нему терпимо и сочувственно. Это поможет вам сохранить мир в ВАШЕЙ душе. Терпимость и сострада­ние не позволят втянуть вас в эмоциональ­ные «американские горки».
Иногда повышенная материнская нервозность, порой даже болезнь не позволяют ей вести себя адекватно. Если же дело в характере, оправдать такую мать сложнее. Но ведь мы говорим сейчас о том, как помочь ребенку.
Возможно, вам станет легче, если вы зададитесь вопросом: «Что же такое страшное с ней случи­лось, что сделало ее такой?». Че­ловек, сам испытавший боль, не­редко причиняет боль другому. Не каждый себя так ведет, но случается.
У психологов существует понятие «здо­ровый нарциссизм». Разумная доля любви и внимания к себе, удовлетворение соб­ственных желаний и стремлений помогают уравновесить психику, поднять самооцен­ку, снизить уязвимость от критики и зави­симость от чужого мнения. Начать любить себя бывает трудно. Но только уравнове­шенный человек без комплексов может по­мочь другому.
Учитесь признавать то, что совершает­ся в данный момент. И научитесь справ­ляться с тем, что происходит. Уверенный в себе человек знает: да, сейчас мне больно и трудно, но я справлюсь, я знаю, это прой­дет. Я не сломаюсь, я выдержу. Постепенно расширяя границы своих возможностей, вы скоро сами удивитесь тому, на что спо­собны.
Постоянное раздражение поведением матери говорит о том, что взрослая дочь еще не сумела оторваться, отъединиться, отойти на некоторую дистанцию. Есте­ственное отдаление от родителей начина­ется в подростковом возрасте. Но порой бывает, что птенцу приходится выбираться из гнезда силой.
Это печально, потому что мы в какой-то мере любим своих родителей, какими бы они ни были. Но и перед собой у каждого из нас есть обязанности. Человек обязан сформировать себя как личность. И он сам отвечает за свою жизнь.
Помните, что изменить можно не кого-то из окружающих, а только самого себя! Не стоит зацикливаться на поведении другого. Гораздо продуктивнее посмотреть, что про­исходит в вас самой. Вы всегда отвечаете за то, что происходит с вами, внутри вас. Даже если кто-то пробуждает в вас гнев, этот гнев уже жил глубоко внутри вас. И этот кто-то лишь вызвал его на поверхность.
Ваша задача — грамотно управлять сво­ими собственными эмоциями. Любая про­блема может стать трамплином для прыж­ка к высотам совершенства.

Подписка на рассылку

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Оставить комментарий