Advertisement
Рубрики

Подписаться на рассылку

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Архивы


АРОМАТЕРАПИЯ. БАЗОВЫЙ КУРС
загрузка...

КАТЯ ШЕХУРИНА: женственный эксклюзив

КАТЯ ШЕХУРИНА
KATYA KATYA SHEHURINA — БРЕНД, СОЗДАННЫЙ ЛАТВИЙСКИМ ДИЗАЙНЕРОМ КАТЕЙ ШЕХУРИНОЙ, КОТОРАЯ В 2009 ГОДУ БЫЛА НАЗВАНА ЛУЧШИМ МОДЕЛЬЕРОМ ЛАТВИИ. В 2007-М ОНА ВЕРНУЛАСЬ В РИГУ ИЗ ПАРИЖА, ГДЕ ПЯТЬ ЛЕТ ПОСВЯТИЛА ИЗУЧЕНИЮ МОДЫ В ШКОЛЕ ESMOD. ВСЕ КРИТИКИ ЕДИНЫ В СВОЕМ МНЕНИИ — ОНА ОДНА ИЗ САМЫХ МНОГООБЕЩАЮЩИХ МОДЕЛЬЕРОВ ЛАТВИИ.
На сегодняшний день созданная ею одежда продается в Риге, Санкт-Петербурге, Лондоне, Дубае, Кувейте. Впрочем, сама Катя, несмотря на успех рижских и между­народных показов, оценивает свою сту­дию как маленькую и малоизвестную. Ну, по сравнению, например, с D&G.
Показ на Рижской неделе моды для Кати Шехуриной стад юбилейным — де­сятым по счету и, как всегда, вызвал лестные отзывы у пристрастных крити­ков и поклонников, многие из которых пришли в одежде студии Katya Katya Shehurina. Кстати, сама Катя, рассказы­вая о своей студии, всегда говорит не «я», а «мы», подразумевая работу сла­женной команды.

ТРУДНЫЙ ПУТЬ БОЛЬШОЙ РАБОТЫ
рижская неделя моды— Катя, вам всего тридцать, а за вами плотно закрепился титул самого успешного дизайнера в Латвии. Какой путь пришлось пройти для этого?
— Мы так много работаем, что мне кажется, мы заслуживаем признания. Проделано огромное количество ша­гов к нашей цели, и мы движемся к ней планомерно и продуманно. Мне кажет­ся, главные составляющие успеха без­умная работоспособность и вера в то, что ты делаешь. Но интересно, что чем больше работаешь, тем отчетливее по­нимаешь, что работать нужно еще боль­ше, чем прежде.
— Нужно ли модельеру для продвиже­нии своего бренда знать основы мар­кетинга и бизнеса?
— На сегодняшний день у нас сло­жилась команда, которая помогает мне именно в этих вопросах, а я занимаюсь только творчеством. Я пришла к выво­ду, что каждый должен заниматься сво­им делом.
На каком-то этапе пыталась думать обо всем, но в итоге получается, что толком ничего не сделано ни здесь, ни там. Я окончила во Франции школу но специальности «дизайнер одежды», там нам поверхностно преподавали коммер­ческие вещи, поскольку это узконаправ­ленное образование. Я стилист-моде­лист, это значит, что могу сшить любое из придуманных мною платьев. Препо­даватели нам рекомендовали сразу при открытии своего дела брать в команду таких же молодых специалистов по биз­несу, чтобы вместе продвигать бренд.
— Почему вы решили вернуться в Латвию, а не остались но Франции?
— Парадоксально, но все пять лет уче­бы я была категорически уверена, что буду работать только в Европе, во вся­ком случае, в Ригу точно не собиралась, поскольку считала, что здесь нет инду­стрии моды, никому ничего не надо.
Мне предлагали вернуться родители, но я была настроена однозначно — оста­юсь в Париже. При этом с самого начала учебы я знала, что хочу свое дело, а не работать в больших домах подма­стерьем. Французы смотрели на меня с удивлением, потому что там молодежь предпочитает стабильность, а не риск. И на самом деле открывать свое дело — безумно сложный путь: если бы я знала насколько, то вряд ли решилась бы.
Но на данный момент все сложилось, и жалеть не о чем. Во Франции начать свое дело еще менее возможно, чем в Латвии, и к тому же я стала понимать, что родители моложе не становятся, растет сестра, которую я вижу, в лучшем случае, раз в полгода. В августе я уехала после каникул во Францию, а через неделю вернулась со всеми веща­ми. С этого момента и начался наш без­умный путь.

СЕКРЕТ РАЙСКИХ ПТИЧЕК
— Представим гипотетическую ситуацию: два дизайнера имеют примерно равный талант в своем деле.У одного вещи пылятся, у другого их раскупа­ют, как горячие пирожки. В чем мо­жет быть секрет?
— Ах, если бы я знала, то к нам от­носительный успех уже пришел бы лет пять назад. Я шла путем проб и ошибок и только сегодня могу сказать, что на­чинает оформляться свой стиль, я умею держать нос «по ветру». Стала лучше понимать, чего хотят наши клиенты, а это достаточно сложно, поскольку они разбросаны по всему миру.
Например, я могу предположить, что красный цвет коллекции это предпо­чтение Китая, черные вещи — для араб­ских стран и итальянцев. Длинные шел­ка — это Москва и Казахстан. Если ты хочешь продаваться, то все-таки рынок надо анализировать и не впадать в творческое безумие, чтобы женщина могла с помощью одежды подчеркнуть СВОЮ красоту и хотела это носить.
Все улавливаемые веяния я стараюсь воплотить в коллекциях и очень скру­пулезно над этим работаю уже второй сезон. Это, слава богу, приносит свои плоды — клиентов становится больше и я расширяю свой кругозор вместе с ними.
 — Ваш излюбленный жанр — вечерние платья. Арабские женщины действи­тельно их так носят, как было пока­зано в фильме «Секс в большом горо­де 2»?
— Наши дубайские представительства это так называемые «концептуальные магазины», где представлена не только одежда, но и предметы искусства. И это все действительно пользуется спросом. Что касается Кувейта и Бахрейна, где мы тоже продаемся, то там женщины могут во всех нарядах ходить дома. И у них есть еще свои «девичники» вечеринки для женщин, куда дамы могут позволить себе прийти в любом наряде. Европейские женщины одеваются для других мужчин, а арабские женщины очень умные — другим мужчинам не по­казываются, а дома выглядят, как рай­ские пташки.
Поскольку наши вещи не шьются на фабрике, а только у на в студии, при моем личном участии, с душой, то мы можем вносить какие-то изменения, подстраиваясь под клиента: добавить рукава, например, для арабских стран, а для японцев мы платья укорачиваем — тут идеально подходит мой рост. У японцев не принято, чтобы край платья тащился по полу, поскольку они поме­шаны на гигиене и чистоте.

СЕРЫЕ КАРДИНАЛЫ МОДЫ
рижская неделя моды 1— Каким образом дизайнер может зарекомендовать себя за пределами страны?
— Мы ездим на выставку в Париж, она называется «Атмосфера». Могу дать такой совет всем дизайнерам: выбрать одну дизайнерскую выставку и ездить именно на нее, потому что бане­ры (закупщики) возвращаются и знают, где вас можно найти и в какое время. А поскольку эта выставка проходит па­раллельно с Парижской неделей моды, то туда съезжаются буквально со всего мира люди модной индустрии. Кроме того, у людей закрепилось в подсозна­нии, что Париж — это столица моды, и даже сами японцы заказывают кол­лекции японских дизайнеров не у себя дома, а в Париже.
— В коллекции, показанной на послед­ней Рижской неделе моды, вы исполь­зовали много кружев. Это заметно и по работам других модельеров. О чем говорит эта тенденция в моде?
— Хочется верить, что этот тренд го­ворит о возвращении женственности. Дамы слишком давно выполняют роли наравне с мужчинами, но надо помнить, что мы красивые, хрупкие и нежные создания, необходимо эти качества в себе подчеркивать.
Про тенденции однозначно говорить трудно, поскольку в мире очень много всего происходит. Если в любое десяти­летие можно было выделить свой чет­кий стиль и фасон, то в последнее время этого сделать практически невозможно. Я все жду, что, наконец, это все во что-то оформится, но пока не вижу.
— Кто на самом деле является зако­нодателем моды и формирует те на­правления, которые потом мы видим на мировых подиумах?
— Существуют специальные бюро по модным прогнозам. Они анализи­руют буквально все — мир моды, по­литические ситуации в мире, войны, экономическое положение. Есть такая профессия охотник за тенденциями, эти люди очень много путешествуют, собирают все веяния и оформляют их потом в каталоги, где расписаны все цветовые гаммы, фасоны, фактуры тка­ней и многое другое. Этим пользуются в основном большие дома мод.
Мы маленькая фирма, поэтому я за то, чтобы сохранить свою индивидуаль­ность. Сейчас мы показали коллекцию весна/лето 2013, а работаем над зимней коллекцией следующего года. А те, кто закупает каталоги, начинают еще рань­ше продумывать свои коллекции. Вот такая канитель.

НЕ ЖАЛЕЙ, НЕ БОЙСЯ
— Как женщине справиться с изобили­ем и создать правильный гардероб, где нет ничего лишнего и при этом есть все?
— Самый главный совет — очень ак­тивно избавляться от вещей, я сейчас сама этим занимаюсь. Я меняю гардероб по сезонам, убираю в шкафа все летнее, чтобы не мешало, потому что когда много вещей, не видишь вообще ничего.
Я также вешаю все комплектами, вплоть до колготок, поскольку утром нет времени на то, чтобы долго обду­мывать, что надеть. За границей я фо­тографирую look, чтобы сразу надеть нужное. Говорят, есть еще приложение для телефонов, куда сохраняются фотографии каждой вещи, и программа сама составляет комплект.
— Как правильно купить вещь? Ру­ководствоваться эмоцией «это точно мое, куплю зa любые деньги» или же методично подобрать look и купить целый комплект.
— Я покупаю комплекты, чтобы не было хаоса в шкафу и в голове, но у меня есть такое правило: если я о вещи думаю уже два дня и она при этом абсо­лютно бредовая, безумная, значит, надо идти бpaть, иначе не успокоиться. И уж если такая любовь случилась с вещью, то она точно к чему-нибудь подойдет.
— Что в современной моде включает в себя понятие «секси», если рань­ше мини-юбка вызывала реакцию у мужчин, то сейчас и ее отсутствие ни­кою не удивляет?
— Мне кажется, что сейчас лучше при­крываться, за последние годы мы столь­ко всего видели, что уже действительно ничем не удивить. Самый сексуальный штрих в одежде, это легкая недосказан­ность — прозрачно, но не совсем, короткий низ, но закрытый верх, должна быть в женщине какая-то загадка.

ДОРОГО И ГЛУПО?
на Рижской неделе моды— Извечная проблема — что предпо­честь: дорогое и надолго иди деше­вое, что не жалко выкинуть, oтносив сезон?
— Если средства позволяют, то конеч­но, лучше купить базовые вещи люксовых фирм. Но мне очень нравится европейский подход, в частности, фран­цузский, я за пять лет впитала париж­ский стиль. Французы умеют здорово сочетать трикотаж из Н&М с сумкой Chanel и винтажными вещами. Массо­вые бренды Н&М и Zara предлагают вещи неплохого качества, не говорю про все, но есть и чистая шерсть, на­туральный шелк и хлопок, то есть они вполне могут быть использованы в ка­честве базовых вещей.
При этом массовые бренды макси­мально отражают тенденции мировой моды и с ними не жалко расстаться, поносив сезон, а некоторые хочется и оставить. Что касается дорогих вещей, то они должны быть вне времени, что­бы всегда сохраняли актуальность.
— Многие жалуются, что в Прибалт­ике сложно одеться красиво и стильно, к тому же все очень дорого. Вы тоже предпочитаете Милан и Париж для выбора гардероба?
— В Прибалтике настало то время, когда можно одеться, те же Н&М и Zara. Это палочка-выручалочка, потому что у них коллекции меняются каждую неде­лю. Сегодня можно недорого одеваться и при этом выглядеть стильно, плюс есть возможность покупать вещи по­средством интернета.
У меня лично нет бредовой идеи рас­крутиться так же, как крупные массо­вые бренды. Я хочу быть свободной в материальном плане, чтобы денег было ровно столько, чтобы о них не думать, потому что большие деньги это тоже беда. Я хочу, чтобы мои вещи нравились людям. Когда я вижу человека в «моей» одежде, особенно не в Риге, то это во­обще неописуемый кайф.
Однажды я увидела на свадебной вы­ставке девушку в нашей жилетке и про­сто за ней побежала со словами «Это мое!», на что она удивилась: «Нет, это мое!». Потом мы, конечно, с ней объяснились. Очень здорово, когда твои вещи востребованы и приносят людям радость.
— Люди, покупающие брендовые вещи, за что они платят?
— За имя, конечно. И за дизайн, но не во всех случаях. Битловка из «масс» мо­жет оказаться очень хорошего качества, не хуже люкс, а вещь известного бренда может оказаться очень плохой, посколь­ку меняются производители. Неизвест­но, как вещь себя поведет при носке и стирке. На сегодняшний день мода та­кая быстрая, что трудно контролировать каждую деталь.
— Но при этом бренд претендующий на эксклюзивность, становится попу­лярным, и теперь девушка в автобусе с сумочкой Луи Виттон — частое яв­ление.
— Вы знаете, я читала в одном фран­цузском журнале, что зачастую эти бренды сами пропагандируют и чуть ли не проплачивают производство подде­лок, потому что это капитальный засев в подкорку головного мозга — сумоч­ка определенного бренда становится мечтой, навязчивой идеей. Некоторые купят ее на последние деньги и потом живут впроголодь или покупают шикар­ную машину, но ее не на что заправить.
Эта показуха до сих пор актуальна в странах бывшего СССР. Политика при­мерно такая — заставить всех хотеть определенную вещь, а когда она становится массовой, создать еще нечто более эксклюзивное и дорогое. Это сейчас на­зывается модным словом «деми кутюр» — та же сумочка, но с драгоценным кам­нем в замочке или позолоченной ручкой.
Появились термины «лимитед эдишн» и «капсульная коллекция» — хитрые изо­бретения, позволяющие внушить идею «массового эксклюзива».
Та же история наблюдается с техно­логиями — выходит новый айфон и те­перь все красивые чехлы, зарядки и на­ушники oт прежнего можно выбросить на помойку; потому что они не подхо­дят. Весь глянец и модная индустрия нацелены на то, чтобы покупатель все время хотел потреблять. Наш переход на вечернюю линию одежды связан с тем, что конкурировать в производстве повседневной одежды с теми же Н&M и Zara невозможно. Zara дошивает свои вещи на кораблях по дороге из Китая! О чем тут говорить? Вы представляете, какая у них скорость производства?
Маленьким студиям нет смысла кон­курировать там, где ниша уже плотно занята. Я надеюсь, что нам удастся занять свою, и с каждым сезоном мы ста­новимся ближе к цели.

Подписка на рассылку

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Оставить комментарий