Advertisement
Рубрики

Подписаться на рассылку

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Архивы


АРОМАТЕРАПИЯ. БАЗОВЫЙ КУРС
загрузка...

Рак не болит

Рак не болит
КАК ЭТО НИ ПАРАДОКСАЛЬНО, РАК НЕ БОЛИТ. И, ПРИ ТОМ, ЧТО КАЖДАЯ ИЗ НАС ТАК БОИТСЯ УСЛЫШАТЬ ЭТОТ ДИАГНОЗ, ОБНАРУЖЕННЫЙ НА РАННЕЙ СТАДИИ РАК ГРУДИ — САМЫЙ ЧАСТО ВСТРЕЧАЮЩИЙСЯ У ЖЕНЩИН ВИД ЗЛОКАЧЕСТВЕННОЙ ОПУХОЛИ — ИЗЛЕЧИВАЕТСЯ ПРАКТИЧЕСКИ В 100 ПРОЦЕНТАХ СЛУЧАЕВ. СЛОЖИВ ПЕРВОЕ СО ВТОРЫМ, ЧЕСТНОЕ СЛОВО, ХОЧЕТСЯ СРАЗУ БЕЖАТЬ В КАБИНЕТ МАММОГРАФИИ!
О современных возмож­ностях диагностики и лечения рака груди расскажет хирургом-онкологом Рийна Кютнер.

НА РАННЕЙ СТАДИИ
— Наверное, главная проблема в том, что, даже получив приглашение на маммографию в рамках скринингового исследова­ния, женщины боятся прийти?
— Я бы не сказала, что они боятся. Просто на это нужно найти время, от­проситься с работы. И люди обычно думают, что если нигде не болит, значит, никакой болезни и нет.
Но это очень важ­но, поскольку смерт­ность от рака молоч­ной железы можно снизить, только если в таких скрининговых исследованиях (цель которых обнаружить заболевание на самых ранних стадиях) прини­мает участие как можно больше приглашенных.
— Может, иррационально боятся — вдруг рак все же обнаружат?
— Я не верю, что женщины боятся прийти. Но если такие все же есть, хочу обратить их внимание, что в Эстонии из получивших лечение при первой ста­дии рака груди через пять лет здоровы 100%. Тогда как, например, при третьей стадии — около 40%. А ранние стадии можно обнаружить только с помощью маммографии.
Кроме того, на самых ранних стади­ях лечение короче и удобнее для жен­щины. Если опухоль маленькая, то мы не удаляем грудь, вырезаем лишь сек­тор.
И даже перестали вычищать подмы­шечную область: если опухоль там не прощупывается и метастазы не нахо­дим, то берем только один так называ­емый дежурный лимфоузелок для ана­лиза. И это дает возможность избегать отека руки, что раньше бывало часто.
Существует два основных метода ле­чения. Локальное хирургическое ле­чение и лучевая терапия. И системное — это химиотерапия, биологическое и гормональное лечение: чтобы убить ми­крометастазы, которые могут затаиться, а через какое-то время начать расти. По статистике выживаемость и прогноз жизни у тех, кому делали комплексное лечение, намного лучше.
У каждой составляющей — своя зада­ча. Так, химиотерапия убивает раковые клетки. Эстроген и прогестерон, кото­рые продуцирует организм женщины, способствуют росту раковых клеток. И гормональные препараты блокируют ре­цепторы раковых клеток, реагирующих на эстроген.
— Сколько длится это лечение?
— Очень индивидуально. Химиотера­пия может занимать от трех до шести месяцев, после этого облучение полтора месяца и затем гормональные таблетки на пять лет. И не нужно бояться облуче­ния, оно сегодня не лишает волос и не ухудшает общее здоровье.




ГЛАВНЫЙ ФАКТОР РИСКА — НАСЛЕДСТВЕННЫЙ
— Если на начальных стадиях ничего не болит, как все же проявляется рак? Как женщины его чувствуют?
— Они ничего не чувствуют, просто об­ращают внимание, что появилось какое- то уплотнение в груди. Но рак не болит. Обычно у женщин, которые приходят с жалобами на боли в груди, уплотнений нет, у них мастопатия. Такие боли в 75% случаев появляются у работающих жен­щин. Это зависит от гормонов в организ­ме, от стресса и так далее. И все же мы советуем раз в месяц по­сле менструации, например, под душем прощупывать свою грудь. И обращать внимание, если появилось что-то не­обычное. В переходном возрасте — от 40 до 50 лет — из-за гормональных измене­ний могут появляться кисты, на ощупь они могут напоминать ягоду винограда — эластичные, с жидкостью внутри. У молодых женщин могут быть добро­качественные опухоли — фиброаденомы, они круглые, как вишня, с оболочкой во­круг, хорошо ограниченные. А раковые опухоли обычно с неровными границами, на ошупь напоминают грецкий орех. Жидкость из кисты можно выкачать; фиброаденомы, если они начинают ра­сти и причинять боль, иногда удаляют.
— Какие факторы риска возникновения рака груди самые важные?
— Самый важный фактор все же — на­следственный. Генетические мутации находят очень редко — у 3-5% женщин. Но если в семье были случаи рака груди или яичников, то у потомков повышен­ный риск, и женщины должны регуляр­но проходить проверку начиная с 30-35 лет. Выше риск развития рака молочной железы у нерожавших женщин, а также в случае поздних родов — после 35 лет. По­вышенный риск при некоторых болезнях — например, щитовидной железы. Если прибавляет в весе молодая жен­щина, это не играет роли, а если вес увеличивается на 10 кг в менопаузе, то возрастает и риск рака груди. Это обу­словлено тем, что в жировой ткани про­дуцируется эстроген, а он заставляет изменяться и расти клетки протока мо­лочной железы. Чем в более раннем воз­расте начинаются менстру­ации и чем в более позднем возрасте они заканчивают­ся, тем дольше время, когда эти клетки находятся под влиянием эстрогена и тем больше риск рака. И, конечно, чем старше женщина, тем больше риск возникновения рака.

-ПРОЦЕНТНОЙ ПРОФИЛАКТИКИ НЕТ
— Если обследование показало, что женщине необходима операция и ком­плексное лечение, что происходит дальше?
— Иногда женщины отказываются от лечения и идут к знахарям. И возвра­щаются через год-два, но тогда, к со­жалению, уже поздно. В течение этого времени рак распространяется. Он ведь растет незаметно, внутри, и вот уже весь организм в метастазах.
— А как вы относитесь к тому, что ре­комендуют употреблять некоторые пищевые продукты для профилакти­ки рака?
— К сожалению, способа профилакти­ки, которая исключила бы возникнове­ние рака, до сих пор не нашли. Даже при удалении обеих грудей остается 4% ри­ска, что рак разовьется в оставшихся где- то небольших фрагментах ткани груди. Употребление тех или иных пище­вых продуктов и трав не исключает возможность возникновения рака на 100%. Можно всю жизнь следить за своим здоровьем, правильно питаться, но если рак придет — то придет. А есть всю жизнь только морковку и благодаря этому избежать рака — невозможно.
— Есть ли связь между грудными им­плантатами и возникновением рака молочной железы? — До сих пор такой связи не выявле­но. С имплантатами просто труднее де­лать маммографию, но это возможно. Я лично думаю, что имплантат — все-таки инородное тело и, если острой нужды нет, то не стоит прибегать к пластике. А связи между имплантатами и возникно­вением рака не обнаружено.
— И еще говорят, что парабены и дру­гие консерванты, в том числе в дезо­дорантах, каким-то образом прово­цируют возникновение рака, так ли это? — Точно этого никто не знает. Хотя да, есть подозрения, что химия из быто­вых чистящих средств, из косметики, из пищи, попадая в организм, в процессе метаболизма превращается в вещество сродни эстрогену. Который, как мы уже говорили, способствует росту раковых клеток.


НА УРОВНЕ МОЛЕКУЛЯРНОЙ БИОЛОГИИ
— Что за последние 20-30 лет поменя­лось в лечении рака?
— 20 лет назад мы начали делать больше операций, сохраняющих грудь, если опухоль маленькая. Пять-шесть лет назад стали делать больше магнит­ных обследований груди, позволяющих обнаруживать, кроме основной опухоли, маленькие добавочные очаги. И если они обнаружены, надо удалять целую грудь. Это тенденция последних лет во всем мире так.
Так что диагностика стала лучше и поэтому мы находим больше очагов ма­ленького размера, которые раньше не замечали. Более чувствительной стала и УЗИ-диагностика.
И второе, как я уже говорила: если нет метастазов, мы не чистим весь под­мышечный лимфоузел, а берем один ма­ленький узелок на анализ.
Химиотерапия стала более агрес­сивной, появились новые препараты. И теперь тенденция такая: если опухоль большая, то мы начинаем с химиотера­пии — чтобы знать, как химия действует на эту конкретную опухоль, и только по­том делаем операцию.
Постоянно ведется научная работа. Есть разные пути, какими раковая клет­ка получает сигнал, от которого внутри нее возникает толчок к размножению для роста опухоли. И новые препараты – это блокаторы внутриклеточных путей, перекрывающие сигнал к росту. Так что лечение сейчас ведется на уровне моле­кулярной биологии.
Сегодня все происходит более тон­ко. Раньше раковую клетку просто пы­тались убить. Сейчас точно знают ее устройство — какие рецепторы находятся на ее поверхности: как птенцы с откры­тыми клювами, они ждут, пока им что-то туда положат. Если все эти рецепторы перекрыть, то клетка не получает этого толчка к росту опухоли.
И есть много новых лекарств, благодаря которым даже при поздних стадиях рака груди и с метастазами больные жи­вут десять лет и более. Сейчас мы дер­жим эту болезнь под контролем доволь­но успешно. Словом, я бы посоветовала женщинам, получающим приглашение на маммографию, обязательно исполь­зовать эту возможность. Рак груди никак не чувствуется, и чем раньше мы найдем болезнь, тем более быстрым, простым и щадящим будет лечение и лучше прогноз.

ОНКОЛОГИЯ – ЭТО БОЛЕЗНЬ, КОТОРАЯ ЛЕЧИТСЯ
Несмотря на обнадеживающую стати­стику и все более эффективные методы лечения, очень многие до сих пор испы­тывают парализующий страх при этом словосочетании: «рак груди». Многие известные женщины, зная это на своем опыте, громко говорят: если вам по­ставили такой диагноз, нельзя бояться, нужно действовать, и как можно быстрее!
Так, знаменитая американская актриса Анджелина Джоли рас­сказала всему миру, что удалила обе груди, что­бы максимально снизить риск раковой опухоли. От этой болезни в воз­расте 56 лет умерла мать кинозвезды, и Анджели­на не хочет повторить ее судьбу. У актрисы нашли ген BRCA1, повышающий риск развития рака молочной железы и яичников. Решение сделать мастэктомию далось ей нелег­ко. Но Джоли уверена, что это того сто­ило: вероятность развития рака молоч­ной железы снизилась с 87% до 5%. Риск развития рака яичников у Джоли тоже очень высок — 50%. Поэтому не исклю­чено, что превентивное лечение будет продолжаться.
Российская писательница Дарья Дон­цова вот уже 13 лет рассказывает о том, что лишилась груди. Для того, чтобы еще и еще раз подчеркнуть: онкологию можно вылечить, это нестрашно, нельзя прятать голову под по­душку, нужно идти к врачу. У Донцовой рак груди обнару­жили на позд­ней стадии, и ей прошлось пройти курс химиотерапии и перенести 18 операций.

SELECTORNEWS — покупка, обмен и продажа трафика

СТАТИСТИКА РАКА ГРУДИ
Рак груди во многих странах мира, в том числе в Эстонии — наи­более часто встречающаяся злокачественная опухоль у женщин. Каждый год в нашей стране диагностируется более 650 новых слу­чаев рака груди, из них более 30% — на поздних стадиях.
По данным Международного агентства по изучению рака (IARC), в 25-33% случаях рак груди обусловлен чрезмерным весом и неак­тивным образом жизни. Так, последние исследования показывают, что исключение лишнего веса уменьшает риск возникновения рака груди в период постменопаузы. В старшем возрасте очень важно сохранять индекс массы тела в пределах 18,5-24,9.
Европейские исследования показывают, что риск смерти от рака груди у 50-69-летних женщин, принимающих участие в мам­мографическом скрининге (исследовании по выявлению рака гру­ди на ранних стадиях) уменьшается приблизительно на 35%.
В странах ЕС рак груди возникает у одной женщины из 10 в воз­расте до 80 лет.

Подписка на рассылку

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Оставить комментарий