Advertisement
Рубрики

Подписаться на рассылку

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Архивы


АРОМАТЕРАПИЯ. БАЗОВЫЙ КУРС
загрузка...

Тайны Тийны


ИМЯ ТИЙНЫ ОРАСМЯЭ ЗНАКОМО ВСЕМ, КТО ИНТЕРЕСУЕТСЯ КОСМЕТОЛОГИЕЙ И КОСМЕТИЧЕСКОЙ ПРОДУКЦИЕЙ. БОЛЬШИНСТВО ЗНАЕТ ЕЕ КАК ОСНОВАТЕЛЬНИЦУ МАРКИ MEDER, ПОПУЛЯРНОГО ВО ВСЕМ МИРЕ ЛЕКТОРА И ПОЧЕТНОГО ГОСТЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ СЕМИНАРОВ И КОНФЕРЕНЦИЙ.
Но профессиональный успех — только малая часть жизни этой удивительной женщины. Что же скрывается за ее достижениями и признанием?

В НАЧАЛЕ БЫЛ МАССАЖ…
— Тийна, давайте припадем к истокам. Ведь по первой своей профессии вы не косметолог. С чего же все началось?
— Да, я не «настоящий сварщик». По первому об­разованию я педиатр, а после института специализировалась в кардиологии и даже начала работать над диссертаци­ей по митральным порокам сердца. Но прожить на зарплату врача в Петербурге в первой половине 1990-х было крайне сложно — мы снимали комнату в комму­налке за 50 долларов, я получала 28, а муж — 30 долларов. С другой стороны, в больнице не было лекарств на лечение больных.
То есть диагноз мы ставили, теоре­тически назначали лечение, но лечить в стационаре было просто нечем. Приходилось проводить массу времени на телефоне, пытаясь выбить лекарства на конкретного больного. Это было очень тяжело морально.
Я ушла в декрет, намереваясь вер­нуться в кардиологию, но жизнь распо­рядилась иначе. Во время декрета я ста­ла заниматься косметическим массажем и понемногу втянулась. Что греха таить, будучи кардиологом, я смотрела на кос­метологию свысока, но оказалось, что эта область гораздо интереснее и значи­тельнее, чем я думала. Но в любом слу­чае я стараюсь сохранять медицинский подход: лечение не должно быть тяжелее болезни, воображаемые болезни должны лечить воображаемые доктора вообра­жаемыми лекарствами, и так далее.

БОЛЬШЕ НЕ ТОП-МЕНЕДЖЕР…
— А с чего началась марка Meder?
— Как это часто бывает в жизни, достаточно нелепо и спонтанно. Я могла спокойно продолжать работу топ-менеджером швейцарской ла­боратории, но у меня беспокойная натура — я не могу делать что-то, во что не верю на все сто. Я работала в Thalgo, участвовала в процессах разработки новых продуктов и в какой-то момент на конференциях заговорили о нейромодулирующих пептидах.
Я страшно завелась, принялась предлагать разработать неинвазивную процедуру для коррекции морщин, не все же могут делать ботокс. Меня нигде не приняли: пептиды никогда не будут в косметологии; тебя не поймут, это слишком сложно; это коммерчески невыгодно, нам нужно, чтобы клиенты возвращались каждую неделю, а не раз в полгода. Но я не могла отказаться от своей идеи и в конце концов главный биохимик одной из крупных лаборато­рий спросила: «А почему ты сама не возьмешься? Ты работала в индустрии, всех знаешь, сделай сама!».
И вот в 2005 году наш партнер в Пи­тере продал квартиру, мы продали свою квартиру, все вложили в исследования и в 2009 году выпустили первую процеду­ру коррекции морщин. И с тех пор я не топ-менеджер, летающий бизнес-классом и живущий в «Рице», теперь я эко­номный собственник.

НЕ ПОДДАВАТЬСЯ ДАВЛЕНИЮ
— «Мы продали квартиру» — то есть муж активно участвует в процессе?
— Нас трое — я, мой муж и наш институтский друг и партнер. Они особые люди, которые в меня поверили и под­держали и продолжают это делать.
— Значит, тыл крепкий?
— Да. Меня видят все, мужа не ви­дит практически никто, но он занима­ется всем, что скрыто — дизайном, ло­гистикой, финансами. А я занимаюсь разработкой, тренингами, поездками, презентациями. Мы вместе больше 25 лет, познакомились, когда мне было 16 лет, а ему 17, в институтской поездке в колхоз и с тех пор практически не рас­ставались.
Он меня подкупил своей уникально­стью — не то чтобы игнорирует мнение окружающих, просто не подозревает, что оно вообще может иметь значение. Он абсолютно независим, его позиция всегда строится на личных решениях, а не на давлении извне.
Мне это очень помогает, ведь в кос­метологии легко поддаться давлению маркетологов — так не делается, банка не может быть такого цвета и так далее. Я начинаю сомневаться в себе, а Мак­сим мне говорит: какая разница, что они думают, делай так, как ты считаешь нужным. И все встает на место.
Все эти годы мы работаем вместе, живем вместе и расстаемся, в основном, только на время моих поездок. Тогда мы созваниваемся и часами все обсуждаем по телефону.

НАПЕРЕКОР ПРЕДРАССУДКАМ
— Часто считается, что ради успеха в карьере женщине приходится жерт­вовать семейным счастьем. Вы и тут идете наперекор предрассудкам — у вас не только муж, но и двое детей, причем с большой разницей в возрасте.
— Да, старшему Дане сейчас 21 год. Он особенный мальчик, с аутизмом. Не самой тяжелой степени, но он невер­бальный и несамостоятельный. Разу­меется, он живет с нами, сейчас ходит в специальный колледж. У него есть младшая сестра, которой сейчас пять лет. Они совершенно разные по характе­ру — Даня всегда был очень спокойным, мог часами листать книги, а Симона по­стоянно в движении, в садике ее даже прозвали «молекула». У них чудесные отношения, она обожает использовать брата как снаряд для лазания.
К сожалению, в генетической лоте­рее нам достался малый шанс, Симона тоже невербальна, по крайней мере, на данный момент. К счастью, за 16 лет многое изменилось, сейчас гораздо больше возможностей и понимания в обществе, особенно здесь, в Англии. Я надеюсь, что мы добьемся гораздо луч­шей коммуникации с ней. Но все это не меняет того, что оба они милые, смеш­ные и очень любимые.
Понятно, что есть какие-то социаль­ные ограничения, особенно из-за реак­ции окружающих, но тут многое зависит от страны проживания.
— Семейная ситуация влияет на выбор страны?
— Да, конечно. Например, во Франции, где мы долго жили, прак­тически нет системной поддержки молодых — после 12 лет Даня ока­зался практически в изоляции. По­сле переезда в Англию он пошел в специальный колледж, что сильно улучшило его жизнь. И один из ред­ких плюсов невербальности наших детей — им гораздо проще и быстрее пе­реходить на новый язык.

ОЧИЩЕНИЕ, ПОДПИТКА И ЗАЩИТА
— Вернемся к другому вашему детищу. Как вы выбираете средства для своего ассортимента? Сколько у вас сейчас наименований?
— Изначальной идеей было создать одну процедуру для тех, кто по ка­кой-либо причине не хочет или не мо­жет делать ботокс. Я думала, что так и буду доктором, сделавшим определен­ный инструмент для работы, — Meder. Но процедура стала настолько популяр­ной, что из нее вырос целый бренд.
Я не делаю чего-либо, что уже есть и работает — например, мы не собирались выпускать солнцезащитные средства, потому что на рынке их хватает. Мы не тратимся на рекламу и маркетинг, все средства, вся прибыль вкладывается в исследования. Сейчас у нас 25 продук­тов в розничной линейке и шесть в про­фессиональной.
— На каких китах стоит уход за кожей взрослой женщины?
— Я всегда говорю, что уход за ко­жей зрелой женщины — это очищение, антиоксидантная подпитка и зашита. И крем для глаз. Если у тебя это есть, то больше ничего не надо. Если есть до­полнительные проблемы — отечность, розацеа, морщины, что угодно — нужно брать конкретный инструмент, но им не нужно пользоваться каждый день всю жизнь. Например, у нас есть активный препарат-концентрат в маске. Домаш­ний курс 10 недель. А остальные 42 не­дели в году очищение-подпитка-зашита. Этого более чем достаточно.
— Как вы относитесь к азиатской кос­метике, которая в последние годы все прочнее занимает место на европей­ском рынке?
— Я поклонница корейской космети­ки, она доступна по цене и очень ка­чественная. Но это активные средства, которые нужно использовать по назна­чению и ограниченно, при этом не все средства подходят для европейской кожи.

КАК ВЫГЛЯДИТ КОСМЕТОЛОГ?
— Вообще к рекламе нужно относиться с большой осторожностью — не стоит покупать крем в надежде стать похожей на Шарлиз Терон. Когда я вела прием, я просила принести на косультацию сред­ства, которыми клиенты пользовались каждую неделю. Одна дама принесла огромную коробку баночек и флаконов, после этого я сдалась.
И потом это все простаивает на пол­ках. Не говоря уже о том, сколько де­нег выбрасывается на все эти сред­ства…
— И потом это все простаивает на пол­ках. Не говоря уже о том, сколько де­нег выбрасывается на все эти сред­ства…
— Есть золотое правило — люди, кото­рые не посещают косметолога, тратят больше денег на разрекламированные средства, чем те, кто к косметологу ходит. Хороший косметолог не даст тебе купить ненужное средство.
— А как его найти, хорошего космето­лога?
— Самый простой способ — найдите косметолога, который выглядит так, как хочется выглядеть вам. Другой признак — отсутствие экзальтации по отношению к новинкам и способность выслушать клиента. Не надо стесняться ходить на консультации: запишитесь, придите, по­говорите. Если косметолог спокойно вы­слушал, предложил несколько вариантов решения вашей проблемы — это хороший признак.
Обратите внимание на руки: не долж­но быть длинных и ярких ногтей, часов, колец и браслетов в рабочее время. Если это есть, значит, человек мало работает руками. Я старомодна в этом отношении.

ЦЕНИТЬ ТО, ЧТО ЕСТЬ
— Что нового можно ждать от бренда Meder в ближайшем будущем?
— Мы первыми в 2013 году начали использовать пробиотики для лечения акне, а сейчас выпускаем пробиотиковую терапию для лечения розацеа. Скоро наконец-то выйдет эпигенетиче­ский бустер VitaLong VL6 — уникальное средство для замедления старения кожи, уменьшения количества мутаций и улуч­шения процессов регенерации.
В нем используются три ингредиента, обладающие доказанной эпигенетиче­ской активностью: тепренон, убихинон (коэнзим Q10) и экстракт водоросли Undaria Pinnatifida. Фактически новое средство позволяет отсрочить появление признаков старения у тех, кто начнет им пользоваться заблаговременно, и замед­лить развитие старения кожи у тех, кто будет использовать его в зрелом возрас­те. Разумеется, в стадии разработки еще масса нового и интересного, но не будем забегать вперед.
— Вы очень трудолюбивы и упорны, это из детства?
— Я очень благодарна отцу, что в дет­стве он всегда меня поддерживал, но никогда ничего не делал за меня. И муж такой же — поддержит во всем, но даст все сделать самой.
— Так что с двумя главными мужчина­ми вам повезло.
— С тремя — и с сыном тоже. Вообще дети помогают понять главное — что в жизни все относительно и нельзя быть неблагодарным. Если не ценить то, что у тебя есть, никакая косметика не помо­жет.

 

Подписка на рассылку

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Оставить комментарий