Advertisement
Рубрики

Подписаться на рассылку

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Архивы


АРОМАТЕРАПИЯ. БАЗОВЫЙ КУРС
загрузка...

Егор Бероев и Ксения Алферова: «Помогать — это Божий промысел»

Егор Бероев и Ксения Алферова
ИЗВЕСТНЫЕ АКТЕРЫ И СУПРУГИ ЕГОР БЕРОЕВ И КСЕНИЯ АЛФЕРОВА НЕСКОЛЬКО ЛЕТ НАЗАД УЧРЕДИЛИ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД «Я ЕСТЬ!», КОТОРЫЙ ПОМОГАЕТ ДЕТЯМ, ИМЕЮЩИМ ВРОЖДЕННЫЙ НЕДУГ: ЭТО ДЕТИ, СТРАДАЮЩИЕ АУТИЗМОМ, СИНДРОМОМ ДАУНА И ЦЕРЕБРАЛЬНЫМ ПАРАЛИЧОМ. К ДЕЛУ ПОДКЛЮЧИЛИСЬ И ЧЛЕНЫ ИХ СЕМЬИ, И ДРУЗЬЯ, И КОЛЛЕГИ.
При этом пара не снимает с себя «профессиональных» обязанностей — сниматься в кино, играть в театре. Ведь и Егор, и Ксения — пред­ставители большой актерской династии, и на них лежит ответственность за ее продолжение. Правда, супруги слывут очень требовательными артистами — их невозможно уговорить работать в про­екте, который не тронул их сердце…
Актерская чета рассказала о своей благой деятельности — как пришли к созданию этой организации, с чего начали и чего добились в этом на­правлении.

КСЕНИЯ АЛФЕРОВА: «Ради благотворительности я отказалась от многих съемок»
— С чего же все началось? Ведь вы с мужем — очень занятые люди, да еще и своя дочка подрастает…
— Все началось с Егора. Он стал рабо­тать в составе попечительского совета при московской Морозовской детской больнице. Нужно знать моего мужа, что­бы представить, с каким энтузиазмом он включился в эту работу!
— А как Егор вас вовлек в благотвори­тельность?
— В начале 2012 года мы с мужем во­лею случая попали в интернат для детей с особенностями развития, располо­женный во Владимирской области. Моя приятельница, представляющая одну общественную организацию, попросила меня помочь: интернату нужны были со­временные душевые кабинки, ремонт в ванной комнате, чтобы детки не мерзли, когда их моют. Я даже не знаю, почему она попросила именно меня. Но случай­ностей не бывает — я вижу в этом Божий промысел. Недолго думая, мы написали об этой проблеме в Фейсбуке…
— И люди откликнулись?
— Да! Причем настолько оперативно и конкретно, что мы с Егором даже удиви­лись. Признаться, мы не знали, что как актеры и как люди имеем такой большой кредит доверия. Нам поверили другие, и мы очень благодарны нашим единомыш­ленникам за это.
— А почему вы решили учредить соб­ственный благотворительный фонд? Ведь продолжать помогать можно было и в частном порядке?
— В какой-то момент стало понят­но, что мало просто собрать и передать деньги на те или иные нужды. Необходи­мо все от начала до конца отслеживать, отчитываться за каждый потраченный рубль. Ведь мы используем не только свои личные деньги, но и полученные от друзей, от интернет-сообщества, от крупных учреждений и организаций.
Егор Бероев и Ксения Алферова 1— Почему основная ваша деятельность связана с детьми, имеющими особые потребности?
— В нашем обществе ужасно относят­ся к таким детям, да и к взрослым тоже. Подобного нет ни в одной стране мира! Во времена Советского Союза, как в спартанском государстве, всех людей с физическими недостатками взяли и «вы­бросили» — мол, они не подходят для на­шего общества. Ведь мы все — красивые и здоровые — тогда прыгали в трусах и майках на Красной площади!
Примечательно, что уничтожала ин­валидов и фашистская Германия. Но уче­ные сделали удивительное открытие: на протяжении столетий количество таких людей не меняется! Видимо, обществу люди с ограниченными возможностями необходимы для того, чтобы мы не оже­сточились вконец.
Эти дети — не балласт, не беспомощ­ные существа, не уроды, они — часть нас. Чтобы они социализировались, ими нуж­но долго и тщательно заниматься. И они вполне могут жить самостоятельно, спо­собны окончить школу, научиться водить машину. Могут создать семью, работать они очень трудолюбивы и талантливы.
Вообще-то заниматься ими — одна из главных задач государства. Но в России 80% детей-даунов родители оставляют в роддомах — причем по рекомендации са­мих же врачей. А если мама от такого ре­бенка не отказывается, то часто из семьи уходит папа. А в Америке, например, менее 1% больных детей остается в спе­циализированных учреждениях. И у них семьи, если там появляются такие дети, как правило, становятся только крепче.
Эти малыши — удивительные, они наполняют тебя и все вокруг любовью, энергией. Но для того, чтобы наше общество это поняло, нужно менять сознание людей. Я понимаю, что даже за всю нашу жизнь нам с Егором этого не успеть. Но мы хотя бы начнем де­лать это. А для того, чтобы успеть как можно больше, я на время отказалась от съемок во многих сериалах.
— Наверняка вам до сих пор приходит­ся сталкиваться с людьми, которые вашу благую деятельность называют пиаром. Как относитесь к этому?
— Мы понимаем этих людей. В по­следнее время само понятие «благотво­рительный фонд» себя дискредитиро­вало. На самом деле не всегда понятно, чем занимаются некоторые фонды. Но если они хотя бы немного помогают обществу, государству решать какие-то проблемы — это уже хорошо…
Меня очень радует, что немало на­ших коллег, артистов, тоже помогают больным детям. Благотворительности в нашем мире просто не может быть мно­го — сколько бы людей и организаций ею ни занимались!

ЕГОР БЕРОЕВ: «Мы должны отдавать долги судьбе!»
— Егор, в России за последние годы наметилась тенденции — почему-то именно артисты взяли на себя не­легкое дело помощи другим людям, стали миссионерами добра. А ведь вы — не самые богатые в этой стране люди…
— В России на самом деле добрыми делами занимаются не только артисты. Просто нас в лицо знает огромное коли­чество людей и любая наша обществен­ная деятельность, в том числе и благо­творительность, всем виднее.
— И все-таки вы взялись, и многие ваши коллеги берутся за благотворительность — создают свои фонты. По­чему вы, а не олигархи?
— В какой-то степени артисту при­влечь внимание к какой-то проблеме проще. Нам доверяют люди. И если уж большим коэффициентом доверия нас наградила жизнь, то мы должны отда­вать долги этой жизни, судьбе, нашему обществу.
— И вас это не тяготит?
— Совершенно нет! Более того, я счи­таю, что идя именно по такому пути, мы сделаем наше общество сильнее, спло­ченнее. А не как сейчас, раздробленным. Ведь какой сейчас действует в нашем обществе принцип? «Да пошел ты!». Это нездоровое общество, а здоровое такое, в котором люди думают друг о друге.
Но в то же время не нужно никого об­винять — кто вор, кто носит дорогие часы или имеет шикарную яхту. Это — личное дело конкретных людей, пусть они жи­вут как хотят. Может быть они, имея все это, глубоко несчастны, а может быть, наоборот — очень счастливы. Не нужно их судить и тыкать пальцем — этот своро­вал. Нужно думать о себе и о других.
Если каждый из тех, кто способен, со­вершит хотя бы одно маленькое доброе дело для ближнего, это уже сделает наше общество более объединенным, более мощным.
И действительно многие артисты сей­час идут по этому пути — Костя Хабенский, Гоша Куценко, Чулпан Хаматова. Они создают свои благотворительные фонды… Мы делаем одно общее дело, при этом поддерживая друг друга.
К примеру, в мероприятиях, которые мы устраиваем с Ксенией, наши коллеги никогда не отказываются поучаствовать.


Я полностью согласен с Ксенией: надо признать, наше государство не любит и не принимает таких детей и людей, оно ограничивает их жизнь стенами специ­альных учреждений. Тем самым просто отделяя их от общества. А задача наша и наших единомышленников — рассказать тем людям, у которых рождаются такие дети, о том, что нельзя их бросать в род­домах, что такому ребенку родители мо­гут дать много тепла и радости.
И ведь есть люди, которые берут на себя эту смелость (я иначе не назову) и воспитывают детей с особенностями. И это — счастливые семьи. Более того, се­мьи, в которых растут такие дети, реже распадаются. Но ведь мы должны и про­информировать, как растить таких де­тей, какие им необходимо создать усло­вия, куда обратиться за помощью — какие учреждения с таким ребенком будут за­ниматься, развивать его, где к нему будут хорошо относиться.
Мы обязаны донести и остальным людям, что такие дети не заразны, что они могут принести в наше общество только счастье, добро. Они могут вы­звать желание открыться и быть добрее друг к другу…
В конце прошлого года мы с Ксенией выступали на всероссийском форуме аку­шеров-гинекологов «Мать и дитя». И про­сили медиков не уговаривать родителей, у кого рождаются дети с особенностями, оставлять их в роддомах. Ведь большин­ство людей отказываются от таких деток именно под давлением врачебного персо­нала. И эти врачи не моральные уроды. Просто так было принято при советской власти, так многие и сейчас продолжают к этому относиться — люди не перестрои­лись и других понятий у них до сих пор не сформировалось.
А мы за то, чтобы и родители, и врачи понимали: ребенок — не кусок мяса, это человек, который может расти и раз­виваться. Он может стать режиссером, поваром, художником, музыкантом. Да кем угодно. Если он растет в любящей его семье, то и вырастет потрясающим, образованным, светлым человеком, ко­торый принесет пользу миру
дочь егора бероева— У вас большая актерская семья. А вашу дочку Дуню вы бы видели имен­но в актерской профессии?
— Это решит она сама, а мы с Ксенией предоставим ей эту возможность и пол­ную свободу выбора. Вот что захочет, то пусть и делает. Захочет быть почтальо­ном, пусть будет. Мы не будем ей ме­шать. В конце концов, приносить людям письма — благородный труд.
— Ваша кинобиография состоит более чем из сорока ролей, и среди них нет ни одного отрицательного героя, отпе­того негодяя. Вы сознательно уходите от таких предложений?
— У каждого человека есть момент выбора пути. Так же и в актерской про­фессии — пойдешь на отрицательную роль, которая сулит хороший гонорар, получишь деньги, но лично я уже буду не в ладу с собой.
— Но ведь деньги дают людям опреде­ленную степень свободы, в том числе и возможность помогать другим… Как преодолеть это противоречие?
— Нужно осознать, что материальное не первостепенно. Уже и нынешний Папа Римский — Франциск — призвал отодвинуть на второй план материаль­ные ценности. И, я считаю, это пра­вильно. Сейчас неприлично ездить на дорогих машинах.
Например, на улицах Лондона ред­ко можно встретить дорогую машину, там ездят на подержанных. Сейчас во­обще во всем мире наметилась тенден­ция отказываться от дорогих вещей. Иметь их — бескультурье.
Сейчас у мира другие ценности. К примеру, в Италии началось замеча­тельное движение молодых людей, ко­торые приходят во власть и сразу же делят свою зарплату — половину отда­ют в благотворительные фонды. И эти средства сосредотачиваются вокруг экологических тем, вокруг продвиже­ния социальных программ. Это можно отнести к показухе, но на самом деле это серьезный благородный шаг.
Лично я не против вот таких по­казушных шагов, если у них доброе начало. И в этом есть современность, свежесть. Неважно, сколько денег ты зарабатываешь, важно — что ты дела­ешь, честно ли ты живешь. И тогда ты — модный, современный, живой чело­век.

 

Подписка на рассылку

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Оставить комментарий